Потерянный мир: легенды замка Арион

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Что вы читаете?

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Куда же без этой темы на литературной ролевой игре?
Книги - всё и вся, из них мы что-то узнаем, к ним что-то придумываем, от них что-то получаем, над ними грустим, бьемся, размышляем и рассуждаем, находим своих любимейших творцов пера и учимся творить сами.

А что вы читали или прочитали такого, что вам запомнилось или же просто хотелось бы порекомендовать другим?

Несколько слов о книге и свое впечатление только приветствуются)

2

Если коротко сказать о наиболее запомнившихся книгах, то это:

"Леди Джейн или Голубая цапля" (реже - Джен) - очень запомнившееся произведение Цецилии Вейт Джемисон о потерявшейся девочке Джейн (Джен), которая ехала вместе с матерью из прерий в Новый Орлеан к тете, но в пути мама заболела и умерла, а Джен взяла под свою опеку не очень добрая и честная женщина. Все, что остается у Джен от прошлой жизни - подаренная студентом-попутчиком в поезде голубая цапля.
Впечатления: перечитывается и перечитывается регулярно. Прекрасно раскрываются характеры всех действующих лиц, сама же сюжетная линия отнюдь не относится к тем, которые можно предугадать с первой страницы. Здесь не будет убийств, трупов, детективов и нежити с магами-колдунами-некромантами - здесь будут потерявшаяся и напуганная девочка Джейн, в один миг лишившаяся самого родного человека, а после разлученная с теми, кто за кратчайший срок стали ее друзьями.
История написана в 1891 году, но мне понравилась. И Джейн становится действительно жалко.

Как еще один вариант того, что перечитывается: "Хроники Нарнии". Я вообще очень люблю жанр сказочного фэнтези, однако Клайв Стэйплз Льюис - автор "Хроник" был еще и очень религиозным человеком, так что во всех семи частях очень интересно искать библейские отклики в условиях мира сказочного Средневековья.

Еще очень запомнился "Ходячий замок Хаула" (реже Хоула, еще реже "Ходячий замок чародея") Дианы Уинн Джонс. Опять-таки - сказочное фэнтази. Действие разворачивается в мире магии и волшебства. Главная героиня - молодая девушка-шляпница Софи, кознями Болотнй Ведьмы превращается в древнюю старуху и единственный человек, который, по ее мнению, сумеет помочь в таком деле - блистательный чародей Хаул, живущий в ходящем по окрестным холмам замке. Она отправляется к нему, но у Хаула по закону жанра тоже не все так гладко - та самая Ведьма охотится за ним, ее бывшим учеником...
По "Ходячему замку Хаула" еще снят мультфильм, но сюжет мультфильма после первой трети действия сильно отличается от сюжета книги. Книга мне понравилась больше.
Самое примечательное для тех, кто смотрел мультфильм: Хаул - волшебник из нашего мира, а его сестра живет в Уэльсе и вовсе не питает нежного сочувствия к безалаберному родственнику, месяцами пропадающему неизвестно где. В книге есть даже фрагмент визита Софи, Хаула и его ученика в милую семейку, однако спутники чародея так и не поняли в какой мир они попали.

3

Что, никто ничего не читаетъ?

4

Берелика написал(а):

Что, никто ничего не читаетъ?

Ну как так? Читаем, читаем!
В данный отрезок времени постигаю в очередной раз бесчисленные творения Рэя Брэдбери. Марсианские хроники (Первый и второй полеты, "И по прежнему лучами серебрит простор луна..." и т.д.); Только закончил "451 по фаренгейту", "И все-таки наш", "Были они суглые и золотоглазые", "И грянул гром" (был снят идиотский фильм), и т.д.
Что пишет Брэдбери, я думаю все знают: фантастику. Но это совсем не азимовская фантастика, научной её не назовешь... Наферное это, так сказать, "философская фантастика", "фантастика размышлений"... Навязчиво рекомендую.
Из поэзии бесконечно, постоянно и безумно перечитываю Иосифа Александровича Бродского. Его тоже рекомендую, но он пишет... Как сказать... На любителя. "Если меня будут читать 20-30 человек, то я буду доволен." - говорил он сам. Наберите в интернете "Прощай, позабудь и не обессудь...", "Пилигримы", "Итака"... Посмотрите. Я считаю - гений.

5

Я читаю Эрин Хантер: "Коты воители."
А еще читала книгу "Варджак Лап" и "Варджак Лап: Кот вне закона", автора не помню.
Хотела как-то купить книгу про волка, называлась вроде "Казан: Благодарный (или Благородный  :jumping: ) Волк.", но когда пришла на следующий день ее уже кто то купил. Потом было весьма досадно. Я ее ща нигде не могу найти.
Еще читаю толстую книгу А.С. Пушкина, где все его стихи собраны. Мне нравиться их учить. Просто так.  :whistle:

Отредактировано Серафима (2010-03-13 00:17:19)

6

Прочла трилогию И. Эльтерруса "Бремя императора" ("Тропой мастеров", "Скрытое пророчество", "Навстречу  судьбе").

В далеком, неизвестном нам мире есть великая империя, граждане которой живут в покое и достатке. Правит страной маг-император, скрывающий свое лицо за туманной маской. Кто он? Никто не знает, кроме рыцарей престола, эльдаров, таких же бродяг, как и их сюзерен. Императором может оказаться любой встречный бродячий горшечник, старьевщик из лавки на углу или трактирщик дядюшка Повит, всегда наливающий соседям лишнюю стопку за счет заведения
И как тут быть бедным заговорщикам, так жаждущим хоть немного власти, так тоскующим по ней? Как найти эту скотину, которая император? Как победить его и проклятых Создателем эльдаров? С помощью какой подлости? Как сделать из богатой и процветающей страны нищую и забитую? Как сделать из свободных и счастливых людей рабов? Найдут ведь как...

Общие впечатления:
Довольно смешанные, но положительные.
Что "прибилось" к читательскому взгляду:
1. Имена. После выхода в широкий свет "Властелина Колец", часто можно увидеть имена героев Профессора в произведениях других авторов. И хотя в случае Эльтерруса это наводит на мысль подведения читателя к сравнительной работе по отношению к героям-тезкам "Властелина Колец" и "Императора" (принцесса эльфийского королевства Лютиэн Тинувиэль - эльфийский принц, младший сын Хранящего Свет, Тинувиэль Элевамрие), но некоторые все-таки царапают глаз. Так, например, королевство эльфов Дориат - лорд Дориат, чье имя вскользь упоминается в тексте "Бремени".
2. Разделение на трилогию. Вернее, суть этого разделения, ибо первая часть трилогии ("Тропой мастеров") - сбор главных героев, знакомство с ними, оканчивается на такой ноте, что возникает желание скорее прочесть продолжение и разбить ощущение неясности; "Скрытое пророчество" - присоединение к команде их боевых подруг; "Навстречу судьбе" - финал, который, впрочем, больше похож на многоточие, нежели на точку и дает предчувствие того, что об этой истории мы еще узнаем из других книг.
3. Добро vs Зло. Действующие лица в большинстве своем, на мой взгляд, либо белоснежно-светлые, либо угольно-черные. Я, как приверженец нейтральностей, в таких не верю. Но опять-таки, Эльтеррус не Эльтеррус, если и здесь не закрадется подозрение, что все это уже предусмотрено автором и имеет широкую философскую основу...
Бесспорные сильные стороны:
1. ... которая <основа> там есть. И не просто есть, она имеет глубину, ширину и свои течения. Это главная сильная сторона текста: его нужно не просто читать, его нужно размышлять. И тогда действительно хочется поклониться автору до земли.
2. Эпизоды, опирающиеся на чувства читателя. Для меня именно эта черта стала решающей. "Бремя Императора" - не из рук вон плохая игра героев, фальшивые чувства и всё прочее; это акцент на восприятии и мозговом процессе (п.1 "плюсов") воспринимающего. Есть сцены смешные, есть любовные терзания, когда закрываешь глаза и со снисходительной полуулыбкой думаешь: "Герой, ты идиот", и есть сильные. Лично для меня сцен, которые заставили давиться горькими слезами напополам с чаем, оказалось три, преимущественно во второй книге. Именно поэтому считаю вторую часть трилогии наиболее крепкой. Сцена на корабле работорговцев, когда в иное государство увозят целый трюм, битком набитый детьми, описание этого трюма глазами героя, увидевшего живых малышей рядом с их умершими от голода, тесноты и недостатка воздуха братьями и сестрами; последняя встреча с семьей, когда еще недавно веселого человека приносят во двор родного дома в гробу Рыцари Престола; смерть полюбившегося героя - здесь есть всё.

Общий итог: любителям фэнтези и возможности не просто прочесть, а найти в прочитанном почву для размышлений - читать стоит.

увеличить

7

Дней пять назад впитал в себя "Цветы для Элджернона" Дэниела Киза. Сюжет у этого произведения оригинален ужасно, если так можно сказать. Дебила (диагноз), при помощи операции на мозг, превращают в гения... Это не фантастика, не подумайте. Просто психологическая история с долей неправды. Сказка не ради сказки. Книга совсем небольшая, на одну-две ночи.

8

По примеру нашего сфинкса прочла "Цветы для Элджернона" ибо было очень интересно узнать, какие книги читает Капитан))
Книга после прочтения автоматически попала в список любимых.
Ну у меня как обычно после прочтения понравившейся книги целая ода из-под руки вылазит, так что не обессудьте учусь писать развернутые отзывы)

Аннотация:

Тридцатитрехлетний Чарли Гордон - умственно отсталый. При этом у него есть работа, друзья и непреодолимое желание учиться. Он соглашается принять участие в опасном научном эксперименте в надежде стать умным...

Издательская аннотация:

Тридцать лет назад это считалось фантастикой.
Тридцать лет назад это читалось как фантастика. Исследующая и расширяющая границы жанра, жадно впитывающая всевозможные новейшие веяния, примеряющая общечеловеческое лицо, отважно игнорирующая каинову печать «жанрового гетто».
Сейчас это воспринимается как одно из самых человечных произведений новейшего времени, как роман пронзительной психологической силы, как филигранное развитие темы любви и ответственности.
Не зря вышедшую в 2000 году книгу воспоминаний Киз назвал «Элджернон и я».

Но не меньше других я имею права на любовь и удачу!
Мюзикл "Граф Монте-Кристо" - Ария Фернана.

О чем я думала, когда впервые увидела книгу? Наверное, о том, что не понимаю художника, нарисовашего на обложке мышь с зонтиком и одуванчики. А еще вспоминались слова Капитана Теллара, нашего дорогого Бригадира Левого Крыла: "Сказка не ради сказки".
Итак, книга была взята у Кати во вторник (так уж повелось, что в моей личной библиотеке кроме фэнтези только книги по содержанию волнистых попугаев и кролик, попробовавший на зуб обложку одного из "Артемисов Фаулов") и я начала свое ознакомление. Однако дело с трудом перевалило через сотню страниц, покуда я не сообразила, что чтение отрывками, щедро сдобренное свободным доступом к компу (то есть отсутствие чтения как такового за исключением 15-20 страниц на ночь) для данного произведения не подходит. Сегодня я взяла книгу в руки и сказала себе, что не уйду с кухни до тех пор, покуда не прочту все 316 страниц. Не так много, да.
Что я могу сказать? Только то, что книга была перенесена в разряд любимых  - чтобы понять остальное вам придется ее прочесть, ибо я постараюсь высказать свои впечатления и избежать излишнего пересказа.
Что мы чувствуем, если видим кого-то, кто отличается от нас? Человека без ног в метро? Женщину в инвалидной коляске на улице? Жалость. Ту жалость, которая заставляет нас думать, что иной поворот судьбы - и их место могли занять мы сами. Как бы это существование отличалось от нашей жизни?..
Дэниел Киз продемонстрировал нам такое четкое переложение нескольких месяцев жизни Чарли Гордона глазами его самого в форме личного дневника-отчета, что я было усомнилась: а он часом не сумасшедший? Поверить в нереалистичность происходящего в "Нью-Йорке на бумаге" помогают только возможности современной медицины: она такое не сможет. Ближайшие пять-десять лет точно.
Сначала вы испытываете к главному герою ту самую упомянутую жалость. Чарли веселит своих друзей из пекарни, ради их смеха выделывая такие штуки, какие обычному человеку не позволят стыд и гордость. Он уверен: окружающие - его друзья, а если они кричат или бьют его, то он сделал что-то не так и обязательно должен загладить свою вину. Ведь дело в нем, не в них, они его друзья и смеются каждый раз как он сделает что-то, смысла чего не понимает! А разве смысл может быть дурным для него, если они смеются? Тогда и ему становится весело: они ведь его любят...
Всё начинает неотвратимо изменяться после эксперимента по замене поврежденных участков его мозга здоровыми. Он начинает развиваться огромными скачками, понимать окружающий мир... И видеть, что всё это время был для них морской свинкой, крутящей колесо на забаву своим хозяевам.
Взрослый ребенок в огромном и циничном мире - каково? Каково быть гением среди тех, кто считал тебя забавой и посмешищем?
Книга удивительна. Хотя бы тем, что за жалостью следует ужас перед той внезапностью, с которой мир снял перед Чарли свои маски, а за жалостью идет безумная надежда: научное открытие того, что ждет его в будущем - всего лишь его ошибка! Ведь книга должна оканчиваться хорошо, ведь это сказка... не ради сказки и мы словно видим Дэниела Киза, стирающего знаки препинания в отчете Чарли Гордона.
Их отсутствия я поначалу даже не заметила, покуда не "споткнулась" на одном из предложений - так мне хотелось верить в сказку.
"P.S. пожалуста если с можите положите на могилку цветы для Элджернона. На заднем дворе".
Я плакала. А какое отношение к Чарли имеют цветы, зонтик, по-сырному надрызанная луна и мышь по имени Элджернон - читайте и узнаете.

увеличить

9

Хм. В этом году прочитала "Черная Книга Арды" Некрасова Наталья автор. Еще читаю "Сильмариллион" Дж.Р.Р. Толкин. Вот.

10

Серафима
И как "Черная книга"? Всё хочу прочитать, но никак руки не доходят....
А "Сильмариллион" так и не осилила. Правда мне рекомендовали читать его эдак часика в четыре утра при бессоннице, кофе и дежурстве в детском лагере, но я в такие условия я не попадала))

11

Берелика написал(а):

И как "Черная книга"? Всё хочу прочитать, но никак руки не доходят...

Ну вот, дело в том что я должна была сначала дочитать Сильмариллион, а потом Черную Книгу, но я сделала наоборот. Хотя возможно это никак не влияет. Мне больше Черная Книга понравилась, нежели Сильмариллион. В ней как-то все более легче воспринимается, все идет своим чередом. Герои не все сразу появляются. Все гораздо красочней на мой взгляд. А в Сильмариллионе, там все сразу, я ничего не могу запомнить, кто какой герой, кто там чей брат. Как-то не знаю, не очень мне эта книга идет.

Вот отрывок из ЧКА, который мне очень понравился, возможно тут будет сложно понять кто о чем, но все же...:

       А темные глубокие глаза не отрываются от лица правителя. У Эльфа глаза тоже зеленые, но светлые как листва, пронизанная лучами солнца, с золотыми искрами. Если бы не это да не странная - зеленый лист с золотыми прожилками - пряжка подбитого мехом плаща, правитель ничем не отличался бы от собравшихся в зале: та же одежда из тонко выделанной тисненой золотисто-коричневой кожи и темно-зеленого полотна, разве что рубаха вышита богаче - зелено-золотыми нитями: тонкая вязь цветов и листьев.
       - Приветствую тебя, Правитель Лесов, - Дайолен говорил на языке Синдар.
       - Привет и тебе, менестрель, странник, пришедший от Заката.
       У правителя был мягкий звучный голос, похожий на ласковый свет солнца, пробивающийся сквозь листву - по крайней мере, так казалось Дайолену.
       - Ешь и пей, обогрейся у огня. Потом, если захочешь, расскажешь нам о своих странствиях: должно быть, ты многое видел в пути...
       Андар метнул быстрый взгляд на Дайолена, но менестрель только тихо улыбнулся и поблагодарил.
       
       - Правитель Айонар, позволь задать тебе вопрос...
       - Спрашивай, менестрель.
       - Твои глаза... У Эльфов они другие. Почему?
       Правитель задумался. Андар внутренне ахнул: откуда Дайолен знает? А если Эльф разгневается?.. Мальчишка невольно огляделся по сторонам: их слишком много, если что - не уйти. И смотрят странно.
       - Трудный вопрос задал ты, странник. Я не знаю и сам, из какого рода была моя мать. Я плохо помню ее. Она тоже пришла от Заката в давние времена... вернее, ее нашли в лесу. Она была молода, совсем девочка, дикарка; все молчала и смотрела, как испуганный зверек. Одета была в обноски, ноги изранены и загрубели - видно, долго бродила по лесам. Она была - Эльф, но непохожа на нас: волосы - как черная бронза, а глаза - зеленые звезды... Говорят, она была очень красива. Говорят, когда пела - умолкали птицы, словно стыдясь своих грубых голосов. Я помню только ее руки: маленькие, тонкие, теплые... Имя у нее было странное - Айони. Отец мой полюбил ее, и она стала его женой. Она умерла, когда мне минуло пять лет. Прилегла на траву и уснула... Так и думали, что спит. Отец тосковал по ней и через несколько лет ушел. Он говорил - однажды, незадолго перед смертью матери, пронесся над лесом черный ветер, и она плакала, протягивала руки к небу и шептала странные слова, словно вдруг вспомнила, откуда она и кто она... Только никому не рассказала об этом, все повторяла что-то об ушедшем народе, о сбитых черных птицах и о Звезде... Одно осталось от нее - взгляни...
       Менестрель подошел к правителю, и в его руку легла брошь - кленовый листок из камня с мягко мерцающей каплей росы. Что-то дрогнуло в сердце Дайолена:
       - Никто не знал, откуда приходили они - странники в черных одеждах; но плащи летели за их плечами как крылья птиц, и глаза их сияли как звезды... Странна была их речь, печальны были их песни, знали они имена богов, но не пели о Благословенной Земле... Говорили они о звездах, но иные давали им имена...
       - Ты слышал о них? Ты знаешь о них?
       Снова - всевидящий темный взгляд:
       - Вы храните память?
       - Мы помним... Они учили нас... Кто были они? Мы не знаем имен, менестрель...
       Голос жесткий и ровный:
       - Имен не осталось. Приказано забыть. Я спою.
       Никто не успел ответить: запели струны черной лютни, и ясный чистый голос взлетел под золотистые своды...
       Он пел, глядя куда-то поверх головы правителя, и все ниже опускал голову Эльф. Человек говорил - Учитель, не называя имени; человек именовал Людьми тех, кого знали как Эльфов Тьмы, Черных Эльфов, отступников. И плакала лютня, и высокая скорбь была в словах, и полынным серебром звенела мелодия...
       Долго молчал правитель, а потом тихо сказал:
       - Этого не может быть... но песня не лжет...
       Новый голос хлестнул, как плеть:
       - Прислужник Врага! Как ты смеешь... как смеешь петь такое!
       Эльф выступил из тени. Он был одет по-иному: в доспехах, опоясан мечом, чью рукоять стиснули сейчас пальцы, унизанные драгоценными перстнями.
       Взгляд менестреля остановился на лице говорившего:
       - Прости, я не сразу увидел тебя, Нолдо, - с легкой усмешкой сказал Человек.
       - Лжец! Морготово отродье!
       Дайолен вздрогнул как от удара, но голос его звучал спокойно:
       - Я говорю правду, и ты знаешь это. Иначе мои слова не разгневали бы тебя, Нолдо.
       - Я загоню их тебе обратно в глотку, смертный! - крикнул Эльф.
       Андар вскочил и схватился за меч, заслонив собой менестреля. И тогда заговорил правитель. Тихий голос его прозвучал властно и сурово:
       - Ты, Нолдо, и ты, мальчик - вложите оружие в ножны. Умерь свой гнев, воитель: пока еще я властвую здесь, и никто не поднимет меча на моих гостей - таков закон гостеприимства. Не заставляй меня жалеть о том, что тебе позволили оставить при себе меч.
       Нолдо резко развернулся и вышел из зала. Правитель проводил его долгим взглядом.
       - Странны песни Смертных... Верно, слово ранит больнее клинка... Горько слушать тебя, менестрель... и все же - пой. Я хочу слышать, хочу знать. Пой, я прошу тебя.
       И снова запел Дайолен - о том, чего не мог видеть, о том, что услышал в биении Звезды. И правитель сидел, впившись в виски пальцами, а потом еле слышно прошептал:
       - Не надо... Не надо больше... Больно...
       Звенящая тишина повисла в маленьком зале. Правитель беспомощно смотрел в глаза менестрелю, и голос его прошелестел как осенняя листва:
       - Мне нечем одарить тебя... да, кажется, ты и не взял бы дара, ибо песни твои выше всех даров... Прими хотя бы это...
       Бесшумно подошел к менестрелю слуга и, поклонившись, подал ему резной деревянный кубок, оправленный в серебро:
       - Правитель посылает тебе эту чашу, менестрель.
       Дайолен поднял глаза на Эльфа и протянул руку. Рука замерла в воздухе - как-то беспомощно.
       - Что же ты? - начал было правитель. И вдруг осекся. - Ты... ты не видишь?
       Горькая улыбка тронула губы Дайолена:
       - Я слеп от рождения, правитель.
       - Но как же...
       - Глаза - я вижу. Больше ничего.
       Андар осторожно принял у Эльфа кубок и положил на него руку Дайолена. Менестрель поднялся:
       - Пью за тебя, правитель!..

12

О, вот еще.
Ну как же я, и чтоб без драконов?)))


И, чтобы бороться с тварями Пустоты, новые существа были созданы Мелькором. Драконы - было имя их среди Людей.

       Из огня и льда силой Музыки Творения, силой заклятий Тьмы и Света были созданы они. Арта дала силу и мощь телам их, Ночь наделила их разумом и речью. Велика была мудрость их, и с той поры говорили люди, что тот, кто убьет дракона и отведает от сердца его, станет мудрейшим из мудрых, и древние знания будут открыты ему, и будет он понимать речь всех живых существ, будь то даже зверь или птица, и речи богов будут внятны ему.
       И Луна своими чарами наделила создания Властелина Тьмы, поэтому завораживал взгляд их.

       Первыми явились в мир Драконы Земли. Тяжелой была поступь их, огнем было дыхание их, и глаза их горели яростным золотом, и гнев Мастера, создавшего их, пылал в их сердцах. Красной медью одело их восходящее Солнце, так что, когда шли они, казалось - пламя вырывается из-под пластин чешуи. И в создании их помогали Властелину демоны Темного Огня, Балроги. Из рода Драконов Земли был Глаурунг, которого называют еще Отцом Драконов.

       И был полдень, и создал Мастер Драконов Огня. Золотой броней гибкой чешуи одело их тела Солнце, и золотыми были огромные крылья их, и глаза их были цвета бледного сапфира, цвета неба пустыни. Веянье крыльев их - раскаленный ветер, и даже металл расплавится от жара дыхания их. Гибкие, изящные, стремительные, как крылатые стрелы, они прекрасны - и красота их смертоносна. В создании их помогал Властелину ученик его Гортхауэр, чье имя означает - "Владеющий Силой Пламени". Из рода Драконов Огня известно лишь имя одного из последних - Смауг, Золотой Дракон.

       Вечером последней луны осени, когда льдистый шорох звезд только начинает вплетаться в медленную мелодию тумана, когда непрочное стекло первого льда сковывает воду и искристый иней покрывает тонкие ветви, явились в мир Драконы Воздуха. Таинственное мерцание болотных огней жило в глазах их; в сталь и черненое серебро были закованы они, и аспидными были крылья их, и когти их - тверже адаманта. Бесшумен и стремителен, быстрее ветра, был полет их; и дана была им холодная, беспощадная мудрость воинов. Немногим дано было видеть их медленный завораживающий танец в ночном небе, когда в темных бесчисленных зеркалах чешуи их отражались звезды, и лунный свет омывал их. И так говорят люди: видевший этот танец становится слугой Ночи, и свет дня более не приносит ему радости. И говорят еще, что в час небесного танца Драконов Воздуха странные травы и цветы прорастают из зерен, что десятилетия спали в земле, и тянутся к бледной Луне. Кто соберет их в Ночь Драконьего Танца, познает великую мудрость и обретет неодолимую силу; он станет большим, чем человек, но никогда более не вернется к людям. Но если злоба и жажда власти будут в сердце его, он погибнет, и дух его станет болотным огнем; и лишь в Драконью Ночь будет обретать он призрачный облик, сходный с человеческим. Таковы были Драконы Воздуха; и один творил их Мелькор. Из их рода происходил Анкалагон Черный, величайший из драконов.

       Порождением Ночи были Драконы Вод. Медленная красота была в движениях их, и черной бронзой были одеты они, и свет бледно-золотой Луны жил в их глазах. Древняя мудрость Тьмы влекла их больше, чем битвы; темной и прекрасной была музыка, творившая их. Тишину - спутницу раздумий - ценили они превыше всего; и постижение сокрытых тайн мира было высшим наслаждением для них. Потому избрали они жилища для себя в глубинах темных озер, отражающих звезды, и в бездонных впадинах восточных морей, неведомых и недоступных Ульмо. Мало кто видел их, потому в преданиях Эльфов не говорится о них ничего; но легенды людей Востока часто рассказывают о мудрых Драконах, Повелителях Вод...
       
       
        Черной нитью в парче золотых легенд,
        Лунной руной на свитке прошедших лет
        Мы - остались. Осталось у рухнувших стен
        Черных маков поле - нас больше нет...

Вот.

13

Серафима
Дайолен? (вспоминает, что он имеет отношение к Даэрону, а Даэрон мой любимейший персонаж) Так, тем более надо прочесть)
Ну Сильмариллион - это даже не книга, а летопись Среднеземья, поэтому он намного суше.
А еще бы советовала прочитать "По ту сторону рассвета" (двулогия из книг "Тени сумерек" и "Воин надежды") Ольги Брилёвой под псевдонимом Берен Белгарион. Там более подробно рассказывается о том как Берен добывал Сильмарилл для владыки Потаенного Королевства Дориат в обмен на руку принцессы Тинувиэль. Именно после этих книг мне понравился образ Даэрона.
Только в "По ту сторону рассвета" Среднеземье не отличается толкиеновской мягкостью и утонченностью - там преобладает атмосфера жесткого Средневековья.

14

Берелика написал(а):

"По ту сторону рассвета"

Хорошо) Как разделаюсь с Сильмариллионом, так и начну читать)))
Мне еще не много осталось)
Ну, вообщем мне больше понравилась Черная Книга. А из всей книги любимыми персонажами были Мелькор, и Гортхауэр (вроде правильно имя написалаXD). http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/EmoAnime_1/36.gif

15

Серафима
Советую прочитать стёб "Даэрон Песнопевец" в двух актах. Мы с Анжелой умирали))
[Акт Первый]   [Акт Второй]

16

Берелика написал(а):

Советую прочитать стёб "Даэрон Песнопевец" в двух актах. Мы с Анжелой умирали))

Вот сейчас этим и займусь)))

17

Ахах)) Угар)) прочитала))) Блин) во делать людям нечего)))) XD

18

"Переходный возраст", Анна Старобинец.

Издательская аннотация:

Детский дневник – с презабавными ошибками и описками – постепенно перерастает в исповедь самого настоящего монстра. Убить которого можно – а победить нельзя.
Странные люди становятся страшными, тогда как страшные на поверку оказываются только странными.
Бездны, полные звезд, разверзаются не в небе и не в земле, а в мозгу.
Маленький роман молодой московской журналистки написан в традиции Стивена Кинга, но заставляет вспомнить и о Франце Кафке.
Номинация (по рукописи) на премию “Национальный бестселлер”.

Лев Данилкин:

Сколько мне известно, ничего подобного в отечественной литературе не было. Рассказы Старобинец органично смотрелись бы в сборнике из "Рипа ван Винкля", "Превращения", "Захваченного дома" и "Особого мнения". Русский Филип Дик, без малейшего преувеличения.

Осень.
Иногда мне ее даже  жалко
нам ее жалко
Она думает, в доме живет ее сын.
А в доме живет Королевство.
Нам смешно.
А. Старобинец, повесть "Переходный возраст".

В последнее время как в книгах, так и в фильмах я всё чаще встречаю сюжетные линии, в которых понятно то, что на первый взгляд ничего не понятно, а непонятно то, что второй взгляд начисто запутывается в попытках найти твердую и, главное, логически обоснованную почву для распутывания сюжетного клубка. Примеры таких фильмов: "Остров проклятых", "Жизнь за гранью" - отнюдь не весь их список.  Но это фильмы, с ними всё понятно: бюджет, необходимый зритель, необходимость озадачить аудиторию, заставить ее прийти на повторный сеанс просмотра и не расставить все точки над i.
А вот встречи с литературным образцом этого течения я, признаюсь, не ожидала. Большое спасибо любимому БукРиверу и просьбе человека, с которым я хотела поменяться книгами, выбрать еще одну из его списка в мягкой обложке, дабы уравнять мой твердый и выбранный мягкий переплеты в честности обмена. Я полистала ленту и так как интересующая меня книга уже была для меня же поставлена под значок "забронировано", а других англоязычных "Хроник Нарнии" не предвиделось, остановилась на произведении неизвестного мне автора, значащегося как Анна Старобинец, "Переходный возраст". Я человек от творчества госпожи Старобинец крайне далекий и потому название связалось разве что с какими-нибудь неимоверно скучными и наивными любовными переживаниями этого самого возраста. Тратить время на любовную прозу совсем не хотелось, но...
Но я просчиталась. И ничуть об этом не пожалела, ведь "Переходный возраст" оказался сборником (одноименная повесть, рассказы "Живые", "Семья", "Агенство", "Щель", "Правила", "Яшина вечность", "Я жду") произведений до того пугающих, зареальных и завязанных на страхах всех возрастов, что невольно начинаешь верить в любой высокоуровневый бред, что написан на этих страницах. Потому что даже если после прочтения термин "бред" в вашей характеристике книги будет стоять без указанного перед ним прилагательного - даже тогда вы не сможете отрицать, что в какой-то момент она перестала быть нелепым скоплением принтерной краски и слилась с действительностью воедино.
Одним словом, если вы хотите понять тактику и психологию насекомых будущего, вы просто обязаны прочитать эту книгу.
Повесть "Переходный возраст". Ее названием не зря назвали весь сборник. Она не зря стоит в самом начале содержания. И наконец, она не зря вызывает в вас такую бурю эмоций. Все мы подсознательно боимся насекомых, все мы подсознательно боимся неизвестного, все мы подсознательно боимся за близких и все мы подсознательно боимся потерять над собой контроль. Нет, речь не о потере рассудка, а о потере власти над телом и речью, когда ты становишься немым зрителем происходящего, а говорят и делают за тебя другие. И сам ты становишься другим. Слугой. Рабом. Королевством. А люди видят тебя собой, которого уже нет.
"Лишь через несколько лет Марина поняла, что тот день - жаркое, пронзительно-солнечное августовское воскресенье - был последним хорошим днем в их жизни. Не то чтобы счастливым - просто хорошим".
Рассказ "Живые". Это тот рассказ, в котором вам придется вспомнить английский язык. Нет, здесь его вообще нет, всё произведение русскоязычно. Но как звучит формулировка одной из тем изучения? "В вагоне, куда я зашла, стоял отвратительный смрад"  Когда нужно сказать, например, такую фразу и правильно передать, что она вошла в прошедшем времени, но смрад стоял там и раньше? Приготовьтесь, в этом рассказе вам нередко придется отматывать свое восприятие на прошлое героини, держа перед глазами происходящее в ее действительности сейчас. Ведь годы после революции в Москве, когда Живых остается всего лишь тысяча, а эти, ранее ютившиеся в сетях метрополитена, вышли на поверхность и крушили все следы прогресса будущего, до которых могли достать - от роботов  до машин, не покажутся вам преисполненными умиротворенной благости. Особенно когда рядом с вами Он, любимый и любящий - но не вернувшийся домой после их восстания, чужой... А может быть вы и сами оттуда не вернулись?
Рассказ "Агенство". Эдакий тест на раздвоение личности. Рекомендуется вспомнить расстановку времен из предыдущего абзаца, а после внимательно перечитать рассказ еще трижды. В противном случае вы вряд ли поймете до конца, кто на кого смотрел своим круглым мертвым глазом. Один из двух персонажей этой сцены? Или всё-таки один из одного? Сознаюсь, это осталось для меня загадкой.
Рассказ "Правила". Саша всегда следовал правилам Игры, которые диктовал ему голос откуда-то изнутри. Всегда, даже если они становились сложнее. Переставлять на ночь вещи, передвигать карандаши на несколько миллиметров в сторону - так, как надо. Ведь если оставить что-нибудь как есть, то случится страшное и непоправимое несчастье.
А единожды, в угоду родителям, оставляет. И беда не заставляет себя ждать.
Удивительное произведение, на мой взгляд, с точки необъяснимых страхов. Ведь многим нередко не нравится положение какой-либо  вещи, оно вселяет в них необъяснимую тревогу. Так, например, для меня это ножи на кухонном столе - их нужно убрать в стойку, а то кто-нибудь не заметит и порежется. Или случайно сшибет рукой, а нож неудачно упадет на кошку, щенка или собаку... А у других - другое.

- Мама, ты неправильно сидишь.
Она не пошевелилась. И ничего не ответила.
Саша пошел на кухню и достал из ящика нож - тот, который лежал левее. С деревянной ручкой. Потом вернулся в комнату и сказал:
- Мама, ты неправильно сидишь.

Это не мерзкая книга, она всего лишь поддевает ту ниточку нашего внутреннего сознания, которая, дернувшись, заставляет смотреть на мир через гримасу отвращения, зарождающуюся из семян страха. Детского, что еще более пугающе, ибо самые жуткие страхи - это те, которые не были отвергнуты в самом начале жизни. Или взрослого, что обезоруживает непоколебимым реализмом сформировавшегося мышления.
А жизнь у человека длинная. Не в пример восьмилетнему существованию Королевства.
Я не пожалела.

увеличить

19

А вот нате вам... Как обычно - без особых аннотаций "А-ля Берелика". А и Б знают все. В смысле Стругацких. Читаю я их вообще по жизни, с долгими перерывами, ибо пишут они каждую вещь по разному, и читать одну за другим их книгу не представляю возможным. А данный пост посвящён произведению "Град обреченный". Прочитан он сразу после Евгения Замятина "Мы", книги, которая очень хорошо отразила советский строй. И потому мне было легко увидеть в "Граде" яркие отпечатки этого самого строя. Книга сама по себе об Эксперименте. Его проводят некие Наставники, предлагая людям из разного времени двадцатого века принять в нем участие. Сам же Эксперимент проводится в Городе. И Город переживает и революцию, и нашествие, и голод... Это собирательный образ, только не как обыно - человеческий, а образ цивилизации, массы, общества. И пусть даже ярый последователь товарища Джугашвили хорошо дружит с офицером Вермахта... Эксперимент есть Эксперимент!

20

Теллар написал(а):

Как обычно - без особых аннотаций "А-ля Берелика".

Чувствую, скоро мой ник станет понятием нарицательным...))



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC